Разделы

Французский дизайнер Жан-Марк Гади: авторский дизайн. Часть вторая.

Культурная революция

Жан-Марк Гади любит красотуи она отвечает ему взаимностьюпронизывая каждое из его творений. Привлеченный технологией быстрого прототипирования и тем будущим, к которому можно прикоснуться, как будто сквозь наследие прошедших веков поддерживаемый художниками, его интерес к этому не исключает все остальное.

Конечно, он стремится к ноу-хау, ценным, редким, исключительным, к изяществу отделки, к тому, чтобы найти хорошие руки для выполнения этой работы… «Нам повезло, что мы еще можем найти художников во Франции, хотя они встречаются все реже. Мы еще не можем измерить последствия последних двух лет». Проблема с художниками в том, что ноу-хау исчезают вместе с ними, нужно перенять их традиции, прикоснуться к ним и мобилизовать. Конечно, привлечение художников стоит немного больше, но не следует пренебрегать их способностью создавать маленькие и большие коллекции. Я думаю, наша задача состоит в том, чтобы осуществить эту передачу опыта. Мы можем направить проект, предложить альтернативные умения, в отличие от тяжелой артиллерии, которая составляет рабочую силу по низкой стоимости. Этого видения мы придерживаемся вместе с «Diptique», которые разделяют со мной определенную этику создания чего-либо. Плиссированно-традиционный «French Cancan», и в то же время «Candy Сanе», которая одним только движением своей прозрачности заставляет забыть об утилитарном холоде неонового света, который она излучает, плод работы невероятно талантливого мастера по стеклу. Возможно, менее вызывающе выглядят тарелки «Gourmet» выполненные по образу пепельницы «Up Yours» из керамики «Longchamps», придающей композиции стабильность, не забывая мастерскИе дома «Baccarat»…творения Гади представляют собой свидетельства тех близких отношений, которые сложились у него с художниками.

В ведре для шампанского, нарисованном для Moët & Chandon горлышко используется как новый динамический объект и одновременно является ручкой.

Если Франция сделает дизайн частью своей культуры, всегда сложно будет ввести его в культуру бизнеса. Повторение унаследованных стилей, где принятие форм существуют без видимой угрозы или же является погружением во что-то чересчур простое. «Предприятия поднимают вопрос дизайна или переоценки своих коллекций, когда испытывают трудностиВо Франции не так просто возобновить эту практику на постоянной основе и занять свою позицию на рынке. Нужно «продвигать» себя, усовершенствовать технологии, в конце концов, вкладывать некоторые средства, и все это не будучи уверенным в результате». Существующая с 1875 года компания, с которой Жан-Марк Гади работал в последнее время, уже в течение нескольких поколений выпускает стильные сидения. В конце концов их коллекции не занимали своей ниши на рынке. «Это был щелчок, удар каблуком. Момент, когда перспектива оставить для будущих поколений в наследство индонезийскую мебель больше никуда не годилась.

Таким образом, компания хотела использовать свои ноу-хау в современных формах». Результат прекрасен, сдержанность черт подчеркивает уникальное качество, которое заметно с первого взгляда. Дизайн? Это очень размытый термин, который находится где-то между болтовней и товаром. Абстрактное понятие, которое, кажется, существует само для себя и больше ничего не значит.

«Это напоминает мне монстра из «Унесенных призраками», который поглотил все, что было в реке. Совокупность разных, порой несовместимых вещей. К счастью, время от времени он находит красивые мостики в мире искусства, модыно иногда это действительно странные вещи, которые не имеют отношения к реальности. Это извращение. В то время, когда мы начали индустриализировать объекты, кто-то предложил поразмышлять о применении, о форме, сделать так, чтобы они были промышленно жизнеспособны и несли минимум эстетики. Дизайн всегда существовал».

Ваза «Ammo»пушка из стекла на подставке из искусственного камня, кажется, бросает вызов законам равновесия.

Произведение дизайна

Для такого творения, как «Candy Cane» галерея позволила выразить культурную ценность и историю, которую несет в себе объект, одновременно с эффектом уменьшения, лампу обрекают на то, чтобы быть объектом всеобщего желания. В галерее в отношении подписи, кодов или эстетического стиля, Дизайнер предстает художником.

Подходы можно сравнить... «Некоторые галереи выполняют роль инкубатора: «Spécimen Éditions» представляет таких молодых творцов как Constance Guisset, Guillaume Delvigne, Sylvain Rieu-Piquet и некоторые другие, возникающие в сфере дизайна, фигуры. В ожидании Barbares или Kreo, они объединяют внутри себя выдающихся творцов. Галереи ищут индивидуальность через создание духа сплоченности».

Роль объединяющего звена также несут в себе и студии, вроде той, которую основал Гади. «Ребята в студии очень молодые.Их переполняют желания, но априори они ничем не обременены. Такое состояние ума очень освежает. Им незнакомо ни повторение, ни готовые приемы. Все дизайнеры в итоге приходят к тому, что у них есть свои приемы, рефлексы, которые являются следствием опыта, но также и страшной ловушкой для того, кто будет этим довольствоваться. Всегда нужно бороться с этим, постоянно. Молодые люди должны снова и снова возвращаться к этому вопросу, чтобы не оказаться в плену своих привычек».

Candy Canne или совершенство ноу-хау выставленное на контрасте с невыразительной современностью неона.

Отвечая на вопрос о своей любимой работе, он не задумываясь называет «French Cancan»Что касается работы, которую ему интересней всего было придумывать, выбор трудный и он падает на «стол-мозайку Alessandro Mendini. Великолепная вещь, но есть и множество других…» Его вдохновение странника бродит по многим территориям... Кино, прохожий на улице, "Мадам Баттерфляй" Роберта Уилсона, вдохновлявшая его последнее время, телевизионные программы... «Мне очень нравится общаться с людьми, которые будут использовать вещь, однако я никогда не спешу встречаться с ними. Это немного похоже на то, чтобы отправить бутылку с посланием в море». Вещь несет в себе историю, суммирует все детали, которые тот, кто ей пользуется, может прочувствует, а может и нет. «Это никогда не является рассказом, я даю подсказки. Способность понимать объект несет в себе некое удовлетворение, когда ты читаешь между строк, потому что мы подбираем смысл под себя. Я не собираюсь говорить о каких-то сложных вещах, но существует чувство, которое выходит за рамки инертного понимания объекта».

Это возвращает нас к истории и появляется особенная привязанность, которая отличает просто объект потребления от объекта, который мы держим в руках. «Быть тронутым или не быть. Объект должен иметь применение, это очевидно. Необходимый минимум. А вне этого объект может предложить множество историй».

 

Последнее обновление: 15.10.2016